Автокемпинг «Карамель» в Коктебеле

Автокемпинг "Карамель" в КоктебелеКемпинг в Коктебеле +7(978)7229120,+7(978)2644296

Не хватило места на Химике? Звоните! Не беда, ведь теперь есть новый, просторный и видовой Автокемпинг «Карамель» в Коктебеле на первой линии у моря с удобным подъездом на автомобиле с ул.Ленина — первый поворот налево после заправки Атан со стороны Феодосии (Симферополя и др.)

В стоимость проживания  в кемпинге «Карамель» входит душ, туалет, зарядка. На территории имеются зонты, Wi-Fi и обеденная зона. С кемпинга открывается прекрасный вид на море и мыс Хамелеон. Из всех кемпингов Коктебеля кемпинг Карамель расположен ближе всего к морю. В самой ближайшей доступности находится овощная палатка, многочисленные кафе и рестораны, в том числе концертный клуб-кафе Калипсо, нудистский пляж, колесо обозрения , Коктебельский дельфинарий и др.Автокемпинг "Карамель" в Коктебеле

Автокемпинг "Карамель" в КоктебелеАвтокемпинг "Карамель" в КоктебелеАвтокемпинг "Карамель" в Коктебеле

Сергей Летов — Психоделические аспекты перестройки

Из книги Сергея Летова «Кандидат в будды». Отрывок из главы «Психоделические аспекты перестройки» Сергея Летова "Кандидат в будды"

Психоделические аспекты перестройки

В декабре 1986 года состоялась одна из первых больших Поп-механик в Ленинграде, в которой я не смог участвовать несмотря на приглашение
Курехина. Я находился в разводе со своей первой женой и просил ее оформить мне через ОВИР разрешение повидаться
со старшей дочерью Дианой. Они проживали в Севастополе, ставшем тогда, в середине 80-х, вновь запретной зоной. Сойдя с поезда в Севастополе,я немного удивился,что жена не пришла меня встретить.
Бывшая теща сказала, что ее срочно отправили в командировку в Киев. Пока она угощала меня борщом, в их квартиру вошел человек в сером костюме,
предъявил удостоверение сотрудника КГБ и угрожающим тоном попросил мои документы.
В моем паспорте его внимание привлекла заложенная справка о допуске к секретным документам,так называемая вторая форма допуска.Я забыл ее сдать,уходя в отпуск.
Выяснилось,что моя бывшая жена попыталась создать в Севастополе клуб духовного общения и для начала разослала наиболее активным читателям городской библиотеки открытки с предложением собраться.
Большая часть получателей этих открыток отнесли их в КГБ. Сотрудники комитета нагрянули с обыском к отправительнице и обнаружили у нее самиздатскую литературу «психоделического» направления: «Путь дзен» Алана Уоттса, «Зерно на мельницу» Рам Дасса, Дхаммападу, Патанджали, Гурджиева и т.п.
В результате моя бывшая супруга была принудительно помещенав психиатрическую клинику строгого режима, но происхождение книг не выдала. «Откуда у нее эти книги, может быть, вы знаете?» — доверительно спросил меня человек в сером костюме,
вернув паспорт с аккуратно сложенной формой допуска к секретным документам. «Это все мои книги, она забрала их у меня без спроса, когда мы разводились»,
— ответил я и поинтересовался,в курсе ли они того, что партия и правительство взяли курс на ускорение,перестройку и гласность?
Мне ответили,что книги я могу забрать. Забрал я не только книги. Мы поехали в психбольницу, я написал заявление, и мне передали бывшую супругу «на поруки».
Видимо, перетрухнули: Москва, перестройка,гласность, ну их к лешему. К тому же документик остался — расписка,заявление. В общем, бюрократия…

Но от посещения женского отделения психбольницы остались очень тяжелые и неприятные воспоминания. Женщины очень худые, неухоженные, очень испуганные.
Много действительно безумных.
Осенью того же года я заметил, что давно не получаю писем из Омска — ни от брата,ни от родителей.Телефонов в Красково почти ни у кого не было тогда, чтобы
позвонить в Омск, нужно было заказывать телефонные переговоры в районном узле связи в Люберцах. В итоге выяснилось, что моего брата Игоря тоже посадили в
психиатрическую клинику. Соседи рассказали родителям,что видели,как в их отсутствие к подъезду подъехала черная «Волга»и в ней увезли моего брата.
Дома родители нашли записку — завещание самоубийцы.
Мама воспользовалась всеми связями, которые у нее были,а она в течение ряда лет работала в поликлинике Четвертого управления,и ей удалось выяснить, куда поместили Игоря.Более того, ввиду того, что она принимала участие как эксперт в работе призывных комиссий
при военкомате, удалось повлиять и на персонал этой клиники,где ей пообещали, что никаких лекарств кроме витаминов,
Игорю давать не будут ни при каком прописанном медиками в погонах лечении. Более того, удалось договориться, что если Игорь согласится мыть пол в отделении,то ему разрешат (неофициально, под ее ответственность) выходить гулять,где он пожелает, по 3 часа в день.
Отец приезжал к клинике с одеждой, забирал Игоря на такси и привозил домой.Так продолжалось несколько месяцев. 
Выяснилось, что причиной давления на Игоря являлось его творчество, магнитоальбомы «Гражданской обороны».
Кто-то из участников группы был отправлен в армию, кто-то «сломался», а с опасным диагнозом «суицидальный синдром» госпитализирован только один мой брат. Моя знакомая Татьяна Диденко как-то в разговоре посетовала, что среди рокеров очень много людей,сотрудничающих с органами.

Сергей Курехин — Поиски стиля

Поиски стиля — (с) отрывок главы из книги «безумная механика русского рока«, А. Кушнир

Сергей Курехин - Поиски стиля
Искусства должно быть мало. Сергей Курёхин

Изменение семейного статуса добавило Капитану уверенности. В лице Насти он обрел настоящий тыл.У него появился собственный дом,где его, вечного пилигрима,
всегда любили и ждали.7 января1984 годав семье Курехиных родилась дочка Лиза. Но буквально через
три недели молодой папаша укатил в Москву на первый концерт группы «Звуки Му». Это было эпохальное событие, важное для истории как московского,
так и ленинградского рока. На страну упрямо надвигался черненковско-оруэлловский1984 год — период самых жестких репрессий против рок-музыки.
Это было довольно смутное время «запретительных списков» и «свинченных» концертов, когда старый добрый брежневский маразм закончился,
а горбачевская перестройка еще не началась.
Рок-музыка ушла в глухое подполье,где находилась долгих полтора года, до появления Горбачева и наступления более свободных времен. В ситуации тотального прессинга
Петр Мамонов и Саша Липницкий замаскировали дебютное выступление «Звуков Му» под «встречу выпускников» одной из московских школ, где они когда-то учились.

Для администрации всё это действо называлось «вечер художественной самодеятельности». При входе в актовый зал 30-й московской средней школы стоял стол
с табличкой «10-й класс 1974 года выпуска». Среди выпускников внезапно оказались Андрей Макаревич, Борис Гребенщиков, Артемий Троицкий, Василий Шумов,
Владимир Чекасин, Валентина Пономарёва, Саша Титов, Дюша Романов, Леша Вишня, Сева Гаккель, Владимир Болучевский, Женя Губерман и Петя Трощенков.
В эти заповедные «списки одноклассников» был включен и бывший москвич Сергей Курёхин.
Войдя в небольшой актовый зал, молодой папа увидел, как выпускники с неподдельным энтузиазмом читают стихотворения о Родине, а техник
«Звуков Му» пытается отстроить аппаратуру. К.тому моменту, когда на сцене показалась юная Жанна Агузарова, школьные дрова загудели и закряхтели,
а затем стали издавать вменяемые звуки. И начался рок-н-ролл… Вслед за «Браво» к микрофону подошел высокий, похожий на супергероя кореец.
Он выдвинул челюсть впереди под аккомпанемент акустической гитары спел нечто психоделическое. Песня называлась «Транквилизатор».
«Это тот самый Цой, который из “Кино”, — пронесся шепот “одноклассников”». Курёхин пересел поближе к сцене — зрелище становилось захватывающим.
На помосте появились «Звуки Му» с Липницким на басу, Лёликом на гитаре, Хотиным за клавишами и Африкой на барабанах.
Петя Мамонов криво улыбнулся, рыгнул в микрофон,и начались «русские народ- ные галлюцинации».
Лидер «Звуков Му» шизофренически дрыгал руками и ногами,падал, кривлялся и извивался в апокалипсических судорогах.