Сергей Курехин — Поиски стиля

Поиски стиля — (с) отрывок главы из книги «безумная механика русского рока«, А. Кушнир

Сергей Курехин - Поиски стиля
Искусства должно быть мало. Сергей Курёхин

Изменение семейного статуса добавило Капитану уверенности. В лице Насти он обрел настоящий тыл.У него появился собственный дом,где его, вечного пилигрима,
всегда любили и ждали.7 января1984 годав семье Курехиных родилась дочка Лиза. Но буквально через
три недели молодой папаша укатил в Москву на первый концерт группы «Звуки Му». Это было эпохальное событие, важное для истории как московского,
так и ленинградского рока. На страну упрямо надвигался черненковско-оруэлловский1984 год — период самых жестких репрессий против рок-музыки.
Это было довольно смутное время «запретительных списков» и «свинченных» концертов, когда старый добрый брежневский маразм закончился,
а горбачевская перестройка еще не началась.
Рок-музыка ушла в глухое подполье,где находилась долгих полтора года, до появления Горбачева и наступления более свободных времен. В ситуации тотального прессинга
Петр Мамонов и Саша Липницкий замаскировали дебютное выступление «Звуков Му» под «встречу выпускников» одной из московских школ, где они когда-то учились.

Для администрации всё это действо называлось «вечер художественной самодеятельности». При входе в актовый зал 30-й московской средней школы стоял стол
с табличкой «10-й класс 1974 года выпуска». Среди выпускников внезапно оказались Андрей Макаревич, Борис Гребенщиков, Артемий Троицкий, Василий Шумов,
Владимир Чекасин, Валентина Пономарёва, Саша Титов, Дюша Романов, Леша Вишня, Сева Гаккель, Владимир Болучевский, Женя Губерман и Петя Трощенков.
В эти заповедные «списки одноклассников» был включен и бывший москвич Сергей Курёхин.
Войдя в небольшой актовый зал, молодой папа увидел, как выпускники с неподдельным энтузиазмом читают стихотворения о Родине, а техник
«Звуков Му» пытается отстроить аппаратуру. К.тому моменту, когда на сцене показалась юная Жанна Агузарова, школьные дрова загудели и закряхтели,
а затем стали издавать вменяемые звуки. И начался рок-н-ролл… Вслед за «Браво» к микрофону подошел высокий, похожий на супергероя кореец.
Он выдвинул челюсть впереди под аккомпанемент акустической гитары спел нечто психоделическое. Песня называлась «Транквилизатор».
«Это тот самый Цой, который из “Кино”, — пронесся шепот “одноклассников”». Курёхин пересел поближе к сцене — зрелище становилось захватывающим.
На помосте появились «Звуки Му» с Липницким на басу, Лёликом на гитаре, Хотиным за клавишами и Африкой на барабанах.
Петя Мамонов криво улыбнулся, рыгнул в микрофон,и начались «русские народ- ные галлюцинации».
Лидер «Звуков Му» шизофренически дрыгал руками и ногами,падал, кривлялся и извивался в апокалипсических судорогах.

Сергей Курехин — Безумные соловьи русского леса

Безумные соловьи русского леса — (с) отрывок главы из книги «безумная механика русского рока«, А. Кушнир

Безумные соловьи русского леса - (с) отрывок главы из книги "безумная механика русского рока", А. Кушнир
Как-то раз Курёхин с Гребенщиковым решили выступить в Центральном доме работников искусств с ретро-программой, состоявшей из песен Георгия Виноградова и Александра Вертинского. Но за час до начала акции кто-то бдительный стукнул в партийные органы,и этот телефонный звонок послужил причиной срыва мероприятия.
Чудом сохранился снимок ветерана джазовой фотографии Александра Забрина,который зафиксировал момент, когда Курёхин узнал об отмене акции.
Сергей не сказал никому ни слова — ни организаторам,ни друзьям. Просто смотрел куда-то вдаль, поверх голов. И нечеловеческая тоска застыла в его взгляде.
Со стороны тогда казалось, что ни в Москве, ни в Питере никаких культурных революций не предвидится.«У нас в городе с закрытием клуба всё заглохло, — жаловался Курёхин в письмах к Владу Макарову. — Музыкальная жизнь как будто умерла.На днях был в филармонии на авторском вечере Альфреда Шнитке,от скуки чуть не умер». в Центральном доме художника.
Тогда Курёхин и Гребенщиков выступали во втором отделении и поразили зрителей воинственным имиджем: Сергей с демонически подкрашенными глазами, в полосатом свитере и с цепью вместо напульсника напоминал зомби,а БГ с повязкой на голове смотрелся,
словно заблудившийся в галактике инопланетянин.

 С самого начала они настроились на шоковый перфоманс. Выйдя на сцену в кромешной темноте, наши авангардисты начали издавать странные звуки. БГ изо всех сил тер струны своего «Фендера» о микрофонную стойку, а затем начал играть на гитаре крышкой от чайника.
В свою очередь Курёхин принялся искажать звуки при помощи педали рояля. После шумной какофонии они ускорились и сквозь гитарный скрежет и лихорадочные фортепианные пассажи попытались пробиться к сознанию масс. А потом Сергей сбросил маску концептуалиста и поиздевался над всем, что звучало в первом отделении этого концерта. В немыслимом темпе он отбарабанил какой-то регтайм и с грохотом захлопнул крышку рояля. За кулисами он признался друзьям, что теперь у него это называется «панк-джаз».

Рубрика Культпросвет — Сергей Курехин — Оркестр Эльфов

Оркестр Эльфов — (с) отрывок главы из книги «безумная механика русского рока«, А. Кушнир

После выхода дебютного диска Сергей целиком сконцентрировался на концертном проекте Crazy Music Orchestra. Этот биг-бенд был выстроен по принципам
«свободной импровизации», разработанным Курёхиным и Чекасиным во времена их совместных выступлений. Только теперь парадом из приглашенных музыкантов Курёхин командовал единолично, воплощая на сцене множество авангардистских идей. «С самого начала карьеры Курёхин был концептуалистом, — считает Лео Фейгин. — Почему он в какой-то момент бросил играть на рояле? Да потому что ему это быстро наскучило. Поэтому он делал провокационные заявления, что рояль мертв и из него уже ничего нельзя выжать. Его творческие замыслы выходили далеко
за пределы рояля». В контексте Crazy Music Orchestra функции Сергея можно было
определить в трех направлениях:

 
Первое: мультиинструменталист-шумовик, игравший на рояле, саксофоне, флейте и даже на барабанах. Второе: дирижер, создавший принципиально новую технику координации действий музыкантов. Опытные критики называли эту манеру хейрономией — когда дирижер показывает телом, в какой манере требуется исполнять музыку.
Третье: композитор и продюсер, занимавшийся подбором состава оркестра. При этом знакомых поэтов, художников, философов и музыкантов Сергей рассматривал исключительно в контексте атаки на консервативное человечество. Примечательно, что состав Crazy Music Orchestra набирался из тех людей, которым Сергей с друзьями сумели накануне дозвониться. Здесь присутствовал сильный элемент импровизации и спонтанности.
К примеру, встретив на улице долговязого Володю Рекшана из «Санкт-Петербурга», Курехин загорелся идеей поставить во главе Crazy Music Orchestra ярко выраженного шоумена. «Я хочу сделать ансамбль, в котором будет много музыкантов. — Глядя в глаза Рекшану, Курёхин незаметно включил пропагандистский напор. — Ты будешь в золотом пиджаке, как Элвис Пресли, петь рок-н-роллы, вилять бедрами и извиваться».
Любопытно, что порой Курёхин использовал в качестве арт-объектов обыкновенных зрителей. Как-то перед концертом Сергей раздал публике карточки, на которых были выписаны философские изречения. В середине перфоманса зрители по команде Курёхина вставали и начинали их одновременно зачитывать. Таких экспериментов у Маэстро были десятки,но до определенного момента они казались неструктурированными. И вот летом 1981 года Сергей начал создавать из своих задумок четкую концепцию.
На официозном джаз-фестивале в Риге Курёхин со своим пока еще безымянным проектом
с ходу нацелился на скандал. Выступая в усеченном составе вместе с Владом Макаровыми, Александром «Фаготом» Александровым, Курёхин обрушил на головы местных снобов душераздирающие звуки в духе Сесила Тейлора. Влад Макаров вспоминает: «Сергей предложил нам такой план действий: “Первую минуту издаем четыре форте, причем я буду играть на крышке от рояля”.