Рубрика Культпросвет — Сергей Курехин — Железный Занавес

Железный Занавес — (с) «безумная механика русского рока«, А. Кушнир

 Занавес - (с) "безумная механика русского рока", А. Кушнир

Основная цель появления The Ways Of Freedom была достигнута. Курёхину нужен был скандальный резонанс на Западе, и он его получил. Композиции с альбома транслировались «радиодиверсантами империализма» на волнах «Би-Би-Си»и «Голоса Америки», причем зачастую с диссидентскими комментариями. Вопрос заключался в том, насколько рьяно воспримут эту акцию советские цензоры.
«Я был убежден, что выход пластинки не останется для Курёхина безнаказанным, — вспоминает Фейгин. — К счастью, вопреки моим опасениям, у него никогда не было осложнений с КГБ. Будучи социальным аутсайдером, он вел себя так, словно этой организации вообще не существует. И она как будто вознаградила Курёхина за смелость тем, что оставила его в покое».
Итак, Курёхин стал первым андеграундным музыкантом Ленинграда, у которого вышла сольная пластинка на Западе. Это была победа. До появления этого диска мало кто воспринимал Курёхина как стратегически важную величину.
С появлением The Ways Of Freedom вокруг Сергея возник ореол истинного и непризнанного гения.Так случилось, что в какой-то момент слухи о молодом
пианисте докатились до американского консульства. Мифология и сарафанное радио сработали
безотказно — о Курёхине уже давно шла молва как о «самом громком и самом быстром джазовом пианисте Ленинграда».
Масла в огонь подлили публикации в западной прессе.

 

Тогда-то и родилась в недрах консульства безумная для эпохи «железного
занавеса» идея — пригласить в город на Неве легендарного джазмена Чика Кориа и виброфониста Гэри Бертона. Планировался их джем с питерскими джазменами и с Курёхиным в частности. Все эти
«мосты дружбы» было решено наводить на территории американского консульства 4 июля 1982 года, в День Независимости США. Без всяких раздумий Сергей позвал на этот «праздник жизни»всех знакомых джазменовирокеров: Гребенщикова, Дюшу, Фана, Губермана,
Болучевского, Гаккеля, Фагота, Бутмана.
«Это было эпохальное событие, — вспоминает Сева Гаккель. — Мы одолжили друг у друга
приличную одежду — ни у кого из нас никогда не было пиджаков — и в означенный час двинулись
в консульство. Все ближайшие улицы были заполнены комитетчиками, которые в коричневых
и серых костюмах стояли группами по два-три человека и якобы беседовали. На самом деле они
напряженно работали, пытаясь если не сфотографировать, то по крайней мере сосчитать и запомнить всех пришедших на концерт.
Было ощущение, что туда пришел весь “Сайгон”. Комитетчики бесились, но ничего не могли поделать».
Оказавшись в резиденции генерального консула США, Курёхин почувствовал, что попал в другую страну.

Рубрика Культпросвет - Сергей Курехин - Оркестр Эльфов
Рубрика Культпросвет - Про Хвоста

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *