Сергей Курехин — Безумные соловьи русского леса

Безумные соловьи русского леса — (с) отрывок главы из книги «безумная механика русского рока«, А. Кушнир

Безумные соловьи русского леса - (с) отрывок главы из книги "безумная механика русского рока", А. Кушнир
Как-то раз Курёхин с Гребенщиковым решили выступить в Центральном доме работников искусств с ретро-программой, состоявшей из песен Георгия Виноградова и Александра Вертинского. Но за час до начала акции кто-то бдительный стукнул в партийные органы,и этот телефонный звонок послужил причиной срыва мероприятия.
Чудом сохранился снимок ветерана джазовой фотографии Александра Забрина,который зафиксировал момент, когда Курёхин узнал об отмене акции.
Сергей не сказал никому ни слова — ни организаторам,ни друзьям. Просто смотрел куда-то вдаль, поверх голов. И нечеловеческая тоска застыла в его взгляде.
Со стороны тогда казалось, что ни в Москве, ни в Питере никаких культурных революций не предвидится.«У нас в городе с закрытием клуба всё заглохло, — жаловался Курёхин в письмах к Владу Макарову. — Музыкальная жизнь как будто умерла.На днях был в филармонии на авторском вечере Альфреда Шнитке,от скуки чуть не умер». в Центральном доме художника.
Тогда Курёхин и Гребенщиков выступали во втором отделении и поразили зрителей воинственным имиджем: Сергей с демонически подкрашенными глазами, в полосатом свитере и с цепью вместо напульсника напоминал зомби,а БГ с повязкой на голове смотрелся,
словно заблудившийся в галактике инопланетянин.

 С самого начала они настроились на шоковый перфоманс. Выйдя на сцену в кромешной темноте, наши авангардисты начали издавать странные звуки. БГ изо всех сил тер струны своего «Фендера» о микрофонную стойку, а затем начал играть на гитаре крышкой от чайника.
В свою очередь Курёхин принялся искажать звуки при помощи педали рояля. После шумной какофонии они ускорились и сквозь гитарный скрежет и лихорадочные фортепианные пассажи попытались пробиться к сознанию масс. А потом Сергей сбросил маску концептуалиста и поиздевался над всем, что звучало в первом отделении этого концерта. В немыслимом темпе он отбарабанил какой-то регтайм и с грохотом захлопнул крышку рояля. За кулисами он признался друзьям, что теперь у него это называется «панк-джаз».

А. Г. Комовский — из цикла «Карадаг»

Аркадий Григорьевич Комовский , член союза журналистов СССР,  член редколлегии журнала «Советское фото». Старейший фотолюбитель, один из основателей первого самодеятельного фотоколлектива  в стране — фотокружка московского Дома ученых. Аркадий Григорьевич Комовский

Одним из увлечений Аркадия Григорьевича Комовского была поэзия. Один из  циклов называется  «Карадаг» 

ПРЕДИСЛОВИЕ ко второму изданию «Избранная лирика»
Со времени выхода первого издания прошло пятнадцать лет.
Просматривая прежние стихи,ясно видишь их слабые стороны: неудачные сравнения, неточные выражения, несовершенство рифмы и т.п. Невольно хочется исправить, улучшить. Но… больно касаться огрубевшими руками настоящего, юношеской свежести чувств прошлого.
Старость — умнее, рассудочнее и… суше юности.

 

 

 

ЭХО У «СФИНКСА»

Вот и поднялись на Карадаг.
Ах! Высота! — Захватывает дух. ух!
Далеко сверкает синяя вода ДА!
Слышен волн немолкнущий разбег. Эх!
Трудно подавить невольный вздох. 0х!
Так привольно здесь и хороно. 0!

«ВОРОТА КАРАДАГА»

Осколок вечности,
упавший камнем в море,
С семью диковинками света споря,
На радость людям здесь стоит.И вот
Под ним проходит шлюп и даже пароход!

«ПРЯНИЧНЫЙ КОНЬ»

В стране чудесного обмана,
волшебных сказок для ребят,
Он был забавой великана
Или игрушкой чертенят.

«ВЕЧЕР»

А когда умолкают цикады,
Свою песнь начинают сверчки.
Наступлению вечера рады
Зажигают огни светлячки.

«ХАМЕЛЕОН»

Огромный ящер захотел напиться…
Порою бел, порою чёрен он.
Он каждый миг способен измениться —
За это прозван был хамелеон.

«ПУШКИНУ»
Ты в Коктебеле никогда и не был,
Но профиль твой, всем близкий и родной,
Рисуется на ярком фоне неба
Изваянный могучею рукой.

Дом легендарной семьи Арендт в Коктебеле

Дом легендарной семьи Арендт в Коктебеле 

дом семьи Арендт в КоктебелеСупруги А. Арендт и А. Григорьев каждое лето жили и работали в Коктебеле в своем доме с 1954 года. Сейчас там проживают их потомки – сын Юрий  Андреевич Арендт (известный ученый палеонтолог)и его дочери Наталья и Мария (художницы сестры Арендт, входящие в арт-группу «Подзаборники»).

12 сентября 2017 года  в Коктебеле на улице Мичурина на ограде дома семьи Арендт установили мемориальную доску в память о скульпторах  — Ариадне Арендт (род.1906 — 1997) и Анатолии Григорьеве (род. 1903 — 1986).

Скульптор, график Ариадна Александровна Арендт — внучка знаменитого врача Николая Андреевича Арендта – родилась в Симферополе. Жена скульпторов М.Б. Айзенштадта (в их браке рожден сын Юрий) и А. И. Григорьева (второй муж). Семья А. А. Арендт ещё до первой мировой войны была дружна с М. А. Волошиным, который в 1921 году спас маму Ариадны Софию Николаевну Арендт, вырвав её из подвалов симферопольской ЧК. С детства Ариадна гостила в Боран-Эли под Старым Крымом в имение тети Ариадны Николаевны и её мужа Михаила Пелопидовича Латри (внука И. К. Айвазовского).

С 1934 года А. Арендт — Член Союза художников СССР. За годы своего творчества Ариадна Александровна создала более 70 портретов, десятки композиций, жанровых, декоративных и графических работ, занималась садово-парковой скульптурой и керамикой — по анималистической, сказочной и басенной тематике. Очень своеобразны её не имеющие аналогов скульптуры из морской гальки и окаменелостей.

Её произведения находятся в Художественной галерее им. И. К. Айвазовского в Феодосии, Третьяковской галерее, в Русском музее и во многих других музеях России и за рубежом.Похоронена в Коктебеле на поселковом кладбище. Анатолий Иванович Григорьев родился в селе Гайны Пермской губернии в семье лесничего. С 1932 года он становится Членом Союза художников СССР. В 1940-е годы женится на Ариадне Арендт, которая самоотверженно борется за его освобождение из Воркутлаг, где он находился с 1948 по 1954 год из-за обвинения в участии в «антисоветском теософском подполье». После освобождения Анатолия Григорьева семья строит дом в Коктебеле, где ежегодно проводят по полгода. А. Григорьев автор памятника Волошину в Коктебеле, Пушкину в Феодосии и многих других скульптур знаменитых людей. Похоронен в Коктебеле.